?

Log in

01                                                                                      
Чей поступок более достоен: Марадоны, с его «рукой бога», или Игоря Нетто, попросившего отменить уже засчитанный, но забитый не по правилам, гол сборной СССР в ворота Уругвая на чемпионате мира в 1962 году?                                                        
Вопрос для настоящих любителей спорта риторический, ибо спорт неразрывно связан с такими понятиями, как честь и благородство.                                                                                                                                                                                                
Но времена меняются, а с ними и понятие о спортивной чести.                                                                                                            
Страсти вокруг недавнего матча «Барселона» – ПСЖ не утихают. Я не собираюсь обсуждать, насколько справедливо «Барса» прошла дальше. А также насколько правы те 220 тысяч болельщиков, которые на момент публикации этой статьи подписали петицию в УЕФА о переигровке матча https://www.change.org/p/uefa-champions-league-repeticion-del-partido-psg-f-c-barcelona. (Что примечательно – петицию направил испанец!). Я хотел бы поговорить об объективных факторах, которые делают хоккей перед футболом более честной игрой.                                                                                                                            
Есть такая поговорка: «Футболист делает вид, что ему больно, хоккеист делает вид, что ему не больно». Футбол давно уже превратился в шоу клоунов, падающих как подкошенные при малейшем прикосновении соперника и даже без оного. Да, симуляция в хоккее тоже встречается, но гораздо реже, при этом это до сих пор считается чем-то неприличным. Между тем как нынешнем футболе различные приемы симуляции зачастую отрабатываются на тренировках! Имя Неймар уже стало нарицательным, синонимом слову «ныряльщик».                                                                                                                                    
Цена одной судейской ошибки в футболе зачастую делает результат. В хоккее по-другому.                                                            
Разберемся. В обоих видах спорта фиксируется положение «вне игры» – в чем принципиальная разница по влиянию на результат?                                                                                                                                                                                                  
Во-первых, в хоккее есть конкретная синяя линия, а не свободно трактуемая футбольным судьей воображаемая линия на уровне последнего защитника.                                                                                                                                                                  
Во-вторых, прозеванное хоккейным арбитром положение вне игры (как правило, весьма незначительное опережение игроком шайбы при входе в зону), не так часто, как в футболе, приводит к голевым моментам.                                                          
Далее. Аналог пенальти в хоккее – буллит – реализуется в разы реже, чем пенальти. Примерная статистика реализации пенальти – 75%, буллитов – 20%. Значит, риск повлиять на исход поединка ошибочным решением судьи уменьшается почти в четыре раза.                                                                                                                                                                                  
И главное: деньги. Страшно подумать сколько бы потеряли концерны на рекламных контрактах, если бы «Барса», которая находится на втором месте в списке богатейших клубов планеты, которой только Qatar Airways платит до 90 млн $ в год, осталась за бортом Лиги чемпионов на таком раннем этапе. Плюс Месси, имеющий контракты с такими корпорациями, как «Pepsi», «Adidas», «Gillette». От лучшего игрока «Барсы» по суммам рекламных контрактов ненамного отстают Неймар и Суарес. По доходам от телевизионных трансляций «Барселона» опережает даже «Реал». Да, ПСЖ тоже не бедный клуб – 12 место в списке, но разница в капитализации – на порядок.                                                                                                                                                                                                                                                                                                            
Отсюда вопросы к судейству. Кто ж спорит, судья – тоже человек, ему свойственно ошибаться. Но почему, как вы думаете, в футболе – самом богатом виде спорта – до сих пор не применяются видео-просмотры спорных моментов, нет технической системы «видеогол»? Вот как раз потому, что самый богатый вид спорта. Деньги – они случайностей не любят.                                                      
Вот и раздаются обвинения, что именно из-за деятельности УЕФА, которая постоянно сводится к финансовой стороне, многие потеряли веру в честность и беспристрастность главного футбольного органа Старого Света. Если уж сам Йозеф Блаттер говорит о фальсификациях со стороны УЕФА во время жеребьевки еврокубков: http://www.readfootball.com/uefa-mafia-120763.html.                                                                                                                                                                                        
А теперь, как вы думаете, сведет ли жребий «Реал» и «Барселону» в четвертьфинале? Лично я сильно сомневаюсь.                            
Вывод: то, что шайб в хоккее забрасывается больше, чем забивается голов в футболе, делает хоккей более справедливым  видом спорта.                                                                                                                                                                                              
То, что у хоккейных арбитров меньше возможностей повлиять на результат, делает хоккей более честным видом спорта.                
То, что в хоккее на порядки меньше крутится денег – и слава Богу!                                                                                                        
Да здравствует хоккей!

На смерть хоккеиста

0_fa8c8_2ac63f06_orig

Уход Мастера навеял странное, на первый взгляд, сравнение.

Распределение ролей в двух великих хоккейных тройках 70-х – Петрова и Шадрина – очень напоминает гайдаевское трио Трус – Балбес – Бывалый. Уж не сочтите за кощунство, ведь любим мы комедийную тройку не только за возможность посмеяться над их глупостью, но и за доброту персонажей, и за прямо-таки бешеное жизнелюбие, и главное – за точность русских типажей.

А ведь есть еще совсем корневые русские образы Илья Муромец – Добрыня Никитич – Алёша Попович.

Типажи распределяются так:
Илья, Бывалый, Михайлов, Якушев;
Добрыня, Балбес, Петров, Шадрин;
Алёша, Трус, Харламов, Шалимов.

По краям – крайние нападающие и персонажи противоположные по психологии-навыкам, и этим дополняющие друг-друга.
А посредине – цементирующие свои тройки и уравновешиваюшие крайности своих друзей персонажи, настоящие центровые:

Добрыня (имя-то какое говорящее!), Балбес (гениальный Никулин!), Петров и Шадрин (и оба, что характерно, Владимиры!).
Такие вот параллели.

Счастлив, что довелось пообщаться с Петровым, мир его праху и праху всех наших великих ушедших хоккеистов и актеров. На фото Владимир Петров вручает награду юному хоккеисту, март 2013 г.
Летом 96-го мы отдыхали компанией в Крыму на мысе Айя. Тогда там не было запретной зоны с резиденцией Януковича, а был заповедник, в котором можно было жить под открытым небом, заплатив леснику сущие копейки. Туристов нет (почти), чистейшее море, горы, небо и климат – райский, даже по сравнению с остальным ЮБК.

Палаток и спальников у нас не было по причине их ненужности. От редких дождей укрывались в пещерах, ночью было тепло как днем в тени, спали на простынках, уложенных на толстый слой мягкой хвои.

Но дней через десять я вдруг озадачился, что со мной 9-летняя дочь, и решил изобразить заботливого папашу. До мыса Айя, куда мы сорвались спонтанно, мы жили в Симеизе у чудесной старушки Зои Борисовны, и она настойчиво пыталась мне всучить в наше путешествие пару полушерстяных одеял. Я вдруг вспомнил об этом предложении, тем более, что у нашей компании закончился портвейн, а ближайший магазин – по пути на трассе, семь кэмэ в гору пёхом.

Вышел с утра, к полудню был в Симеизе. Вручая одеяла, Зоя Борисовна мне говорит: слушай, я пару часов назад с автостанции. Подъезжает ялтинский автобус, из него вылезает какой-то волосатый и сразу – ко мне, спрашивает: вы не знаете, где тут Паша остановился? От неожиданности она даже не спросила фамилию, отвечает: у меня. Только он сейчас на мысе Айя, неизвестно когда будет. И ушла, опять же ничего не спросив. А зачем? – Паши же все равно нет.

Задумался: какой такой волосатый, у меня таких приятелей пруд пруди. Спустился вниз, все равно на рынок надо. Смотрю: сидит облезлый Сталкер на парапете.

– Ты чего тут сидишь?

– Тебя жду.

– А чего облезлый?

– Да день в Ялте на пляже провалялся.

Оказывается, они с Натальей Медведевой приехали в Ялту на гастроли, и он подорвался, зная, что я в Симеизе. Но я-то был на мысе Айя!

И с чего именно в этот день я решил поехать в Симеиз за, в общем-то, ненужными одеялами?

И как первым же человеком, к которому он обратился с вопросом, оказалась Зоя Борисовна?

И почему он сразу не вернулся в Ялту, а стал меня ждать?

К нашей чести, долго мы над этими вопросами не бились, а пошли в ближайшую кафешку и до вечера уничтожали местный портвейн.

Уничтожали бы и дольше, но у меня ж одеяла.
Моделирую ситуацию. На волне противодействия терроризму и потокам беженцев к власти во Франции и Германии приходят правые евро- и НАТО-скептики. США, желая приструнить западных партнеров, накаляет антироссийскую риторику на Украине и в Прибалтике, и принуждает к перекрытию путей поставок российских ресурсов в Западную Европу, благо руководители трех из этих четырех стран – прямые ставленники Штатов. Литва загружает мощности терминала в Клайпеде норвежским газом, украинцы скачут и рубят карпатские леса на дрова.

Россия, под предлогом защиты путей сообщения с Калининградом, вводит силы быстрого реагирования в Литву через территорию Латвии, попутно изолирует правительства этих стран, поставив на управление временную администрацию.
НАТО не отвечает, будучи разобщено позицией Франции и Германии с примкнувшими Венгрией и Грецией. К тому же европейцы разозлены перекрытием российских поставок, поэтому пеняют прибалтам: «сами виноваты, сами и разбирайтесь», как уже недвусмысленно дали понять Турции в случае возможного конфликта с Россией. В Литве, Латвии и Эстонии (заодно попадет под раздачу и она) не без влияния российской пропаганды становится популярным мнением, что эти страны стали жертвенными пешками в геополитической игре – что, в общем, недалеко от истины.

В данной ситуации для мирового общественного мнения очевиден факт, что Россия – агрессор и оккупант. Менее очевиден тот факт, что США – провокатор агрессии, однако от этого фактом он быть не перестает.

Возможно ли что-то подобное? В принципе, да. Но будет ли российская агрессия? Нет – я объясню, почему.

В Европе обывателю вдалбливается миф о непредсказуемости Путина, т.е. он руководствуется не интересами, а эмоциями. В действительности же все ровно наоборот: Путин прагматик и поэтому совершенно предсказуем (ну, кроме, может быть, для некоторых европейских руководителей, разучившихся мыслить категориями геополитики).

Есть другая мысль, об агрессивности и имперских амбициях Путина, в подтверждение чего вытаскивается теория «естественных границ», к коим стремится Россия. Теория эта родилась в 19 веке, теперь она дремуче устарела из-за таких факторов, как ядерное оружие, средства быстрых доставок и международная экономическая интеграция.

Проще говоря, России агрессия против Прибалтики России не выгодна и, скорее всего, неподъемна: денег на это нет. Я не готов оперировать цифрами, но сам факт упорной диверсификации путей прокладки трубопроводов говорит о миролюбии Путина и его желании сохранить статус-кво. Что там рассуждать: торговля с Европой (проще говоря, труба) – основа путинской экономики! Поэтому Путин как никто другой на его месте заинтересован в мире с соседями, через которых идет эта торговля, – как бы ни парадоксально это не звучало для ушей европейского обывателя.

В итоге заработают на полную мощность Ямал – Европа и Северный поток, терминал в Усть-Луге, проекты Северный поток-2 и Южный поток быстренько реализуют. В Прибалтике под угрозой экономического пиздеца «ястребы» в правительствах уступят место умеренным, а вся Европа тем временем будет наблюдать украинский цирк – чем он закончится, Бог его знает. Хотя в любом случае мало не покажется никому: ни Европе, ни России, ни уж, тем более, хохлам.

Но это уже тема для другого разговора.
Рондарев обычно пишет тексты, старательно маскирующие убожество содержания псевдонаучными терминами и витиеватостью формулировок. Профессия колумниста обязывает: раз в неделю приходится высасывать из пальца инфоповод, сопроводив его мыслями неважно какой степени бреда, – лишь бы это спровоцировало реакцию и общественное обсуждение. И даже чем бредовей, тем лучше, поскольку более провокационно. Критический же анализ бреда запутывается в анализе правоприменения терминов.

Правда, на сей раз он выдал вполне себе толковую статью. Впрочем, главная мысль неоригинальна: за Шнуровым уже давно утвердилось звание «певца офисного планктона». При этом заголовок статьи – несомненная авторская удача: «Расфигачечная» попадает в самое яблочко.

Но далее идет изложение в любимом рондаревском стиле: «как сейчас принято говорить, «контагиозная» идеология российского постсоветского ресентимента…», – в общем, сплошной «когнитивный диссонанс». И все же, поскольку в статье Рондарева есть здравое зерно, попробую очистить его от плевел, а с чем-то и поспорить.
Классическая эстетика постигает прекрасное, изучая человека в базовых категориях: Бог, отношения с противоположным полом, родина, страх, дружба, природа. Постмодерн же, строго говоря, не эстетика, а паразит на теле эстетики. Проиллюстрирую это старым анекдотом. Еврейский мальчик приходит домой и хвастается:
– Папа, я сегодня сэкономил три копейки!
– Как так?
– Я не поехал в институт на трамвае, а бежал за ним.
– Дурак, бежал бы за такси, сэкономил бы три рубля!

То есть, пока кто-то едет на велике, трамвае, жигулях или мерседесе, мальчик бежит, представляя себя на месте едущего. Чем дороже и комфортнее средство передвижения, тем, естественно, представлять приятнее. Постмодернизм – это не выставка Серова, а стояние в очереди на нее (сразу скажу, что я не из тех, кто трунил над очередью, т.к. уверен, что большинство стояло все же на Серова, а не затем, чтобы постоять). Есть ценители футбола, а есть фанаты, которым шарф поносить и подраться, и из-за которых ценители на стадион не ходят. Хотя и те, и те, вроде как, одно и то же – болельщики.

Смысл корпоративов в том, чтобы в строгих пространственно-временных рамках дать выхлоп из бессмысленного офисного существования; иллюзию, что работник офиса живет нормальной человеческой жизнью. Поэтому крайности – в виде заблеванных углов, конкурсов стриптиза и секса сослуживцев в туалетной кабинке – не пресекаются и даже приветствуются. Плюс, все под контролем, компромат начальству всегда может пригодиться. Шнур лучше всех удовлетворяет эстетическому наполнению таких вечеринок, ведь слово «хуй» в припеве является ключом к забвению опостылевшего дресс-кода, непременного «спасибо» в конце любого общения и всей остальной политкорректности. Далее к припеву прилагаются непременные атрибуты жизни офисного работника: комп, отпуск в Турции, пятничная пьянка, вечерний телевизор, семейный дежурный секс, – и, пжалте, «народ к разврату готов».

То есть Шнур обращается не к вечным темам, а к ощущению офисным коллективным бессознательным, что в жизни офисного работника этим темам места не предусмотрено. А в сознании отсутствие замещается возможностью поблевать и трахнуть сотрудницу из рекламного отдела. Это и есть постмодернизм: кажется, что в мерседесе, а сам плетешься по грязной обочине с языком через плечо.

Вот только не надо про драйв, танцевальный угар и стиль «ска» – в стране полно коллективов, исполняющих более качественную танцевальную музыку. Тут лучше бы подошло определение: «расколбас под ум-ца-ум-ца», – уверен, что Шнуров не будет против.

Есть в статье Рондарева несомненно сильная и оригинальная мысль: постмодернизм кровно заинтересован в сохранении статус-кво. Правда, я предлагаю несколько иное объяснение: хорошо,  спел ты слово «хуй» со сцены или прибил яйца к площади, дальше что? Дальше «пизда» и поджог двери на Лубянке – то есть, то же самое. Представьте, что Шнур спел о том, что его действительно волнует – а он обычный человек, у которого есть свои убеждения, взгляд на мир, драматичные отношения с женщинами и друзьями, – и все, конец бизнесу. Поклонники не простят: «Мы-то ему верили, думали, что он наш – понарошку, а он Пушкина изображает!». Можно припомнить, что существует песня «Мне бы в небо», – но когда это было! С тех пор ничего подобного в репертуаре «Ленинграда» не появилось, а в трек-листах концертов последних лет вещь, которая сделала группу популярной в масштабах страны, отсутствует: «Не канает, проверено». И сей факт доказывает справедливость сравнения Рондаревым творчества Шнурова с попсой: если в не-попсе песня должна завоевывать потребителей, то в попсе потребители завоеваны априори с помощью грамотного маркетинга. Важно не ошибиться с определением целевой аудитории, и в этом Шнур сориентировался филигранно, ничуть не хуже создателей «Виагры» (аудитория успешных бизнесменов и шлюх), «Лесоповала» (аудитория работяг) и Стаса Михайлова (аудитория домохозяек), сделав ставку на разросшийся класс офисных работников.

Все эти «лабутены», «плАчу и плачУ» – один в один совковый «Крокодил» с его сатирой на любителей джинсов и «Мальборо»; киножурнал «Фитиль», насколько интересный игрой актеров старой школы, настолько убогий своим стенгазетным стилем.

При этом тезис Рондарева: «Поп-музыка всегда была средством пропаганды», – крайне сомнителен.  Вспоминается, как маккартисты обвиняли рок-н-ролл в том, что это духовная диверсия коммунистов, в то время как Советы отфутболивали эту претензию по адресу Штатов. Является ли музыка группы «Ленинград» средством пропаганды? – не более, чем соевая колбаса. Поп-музыка – это звуковое сопровождение повседневности. Повседневность же среднего класса, образованного и потенциально стремящегося реализовать свое образование на практике, заполнено, по большому счету, обслуживанием нефтегазовой трубы; а «Наше радио», журнал «Афиша» и группа «Ленинград» эстетически оформляют это бессмысленное занятие. Вот поэтому они сегодня  – в самое лыко. Стоит среднему классу обрести смысл своей деятельности, как и поп-музыка станет другой. До тех пор опасность вовсе не в пропаганде, а в том, что эта эстетика, как и соевая колбаса, разрушительно работает на базовом уровне. Эпоха постмодерна, вопреки многим утверждениям, далеко не закончена; мы стоим на пороге всеобщей чипизации и замены удовлетворения корневых человеческих чувств иллюзией удовлетворения: скоро каждый сможет съездить на Гаваи и иметь свою Джоли в постели – разумеется, виртуально. Не проблема и заменить чувство голода чувством сытости даже не скармливанием соевой колбасы, а нажатием кнопки – важно только, чтобы пациент сдох не раньше, чем положено.

Потому что в понедельник в 10 утра он должен сидеть в офисе за компом и отвечать на звонки.

Умер Глен Фрей

В России считается, что Орлы – это группа одной песни, известно какой. Между тем как в штатах эта группа третья по популярности в истории рока – после Жуков и Цеппелинов. То есть это самая популярная американская рок-группа на родине рок-н-ролла. Из-за одной песни? Как так?

Знатоки объясняют сей факт тем, что группа исполняет кантри – специфичный продукт для ихнего внутреннего потребления. Позвольте, а что, «Отель Калифорния» - это кантри? Кстати, сами Орлы считают своей лучшей песней вовсе не ее, а Desperado, коей и завершают все свои концерты. И много ли на одноименном альбоме собственно кантри? Вот эпичная баллада Wasted Time, вот Pretty Maids All in a Row с ее пронзительной мелодией и вычурной гармонией, вот жесткий фанк Life in the Fast Lane, вот откровенный хард-рок Victim of Love, вот уж хит из хитов New Kid in Town – и где, я вас спрашиваю, тут кантри?

Объяснение в другом Самая популярная американская рок-группа на родине рока стала таковой потому что извлекла из всех составляющих рок-музыки: гитары-струны, провода-примочки, усилители-колонки, микрофоны-вокалы, композиции-аранжировки, наркотики-тексты, кантри-блюзы, студии-концерты, – самый совершенный в истории рок-музыки звук.

Тут я отвлекусь. В году так эдак 97-98-м привезла мне жена из штатов, куда она ездила к родителям, джинсы «врангель», как мы их в юности называли. Обычно джинсы я ношу около года – и выбрасываю по причине дырявости. Однако эти проносил два. Засунул их в шкаф – надоели. Но периодически доставал и носил – и ношу до сих пор в разнообразных ситуациях: от рыбалки до ремонта дома. Ничуть не стремно и по улице пройтись, и в клуб. 18 лет, Сеня! – а у них даже мотня не протерлась! Потому что made in USA в том еще, старорежимном смысле.

Звук Eagles тоже made in USA. Как рояль Steinway, гитары Fender , певец Элвис и старые швейные машинки Zinger. Такого качества звука, как и качества джинсов, никогда уже не будет –.за ненадобностью.

Остались лишь пластинки и старый «врангель» в шкафу.

Бывали дни веселые

Из рецензии Иосифа Райскина: "Москва,Черемушки" – спектакль-ревю, спектакль-дивертисмент, по-своему преломивший традиции музыкальной комедии от Оффенбаха до Дунаевского. Песня-лейтмотив "Черемушки, Черемушки..." – "бытовой" вальс, мелодические очертания которого напоминают популярную песню "Бывали дни веселые". Для арии главной героини, вспоминающей школьные годы, Шостакович воспользовался мелодией собственной замечательной "Песни о встречном". В обход партийных постановлений и правдинских статей, "контрабандой" протащил в партитуру оперетты свою ошельмованную балетную музыку. А для пародийных сцен и балетных интермедий привлек и "Во саду ли, в огороде", и "Светит месяц", и "Ах вы, сени, мои сени", и популярный в начале ХХ века танец "Ойра", и даже блатного "Цыпленка жареного"...
Кроме этого фрагмента, остальное также "напоминает" – точнее, один в один. Паузы между чужими и одной своей, во второй раз проданной, мелодиями заполняют интермедии в стиле "Моя морковь!".
Типа, поиздевался над коммунистами, озорник.
Вот только гонорары от многочисленных постановок в СССР и Восточной Европе куда дел? Плюс фильм. Очень и очень немаленькие деньги, между прочим.
И как бы отнеслись к такому озорству в "свободном мире", допустим, в ASCAP?


Рок-н-ролл мертв


У Смирнова в голове часто возникают совершенно безумные мысли. Вот одна из них: мои аранжировки Аквариума.
БГ был вежлив, но не проникся.

Profile

хоккей, Москва, Неккерманн, Питер, музыка
pashaneckermann
pasha neckermann

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Jamison Wieser